От родимца и прочих болезней

“Летят, летят тридцать три ворона, несут, несут тридцать три каменя. Садились эти вороны на гороцку, на гороцку, под елоцку, под лиственку, под парную баенку, под жаркую каменку, они брали, снимали чахоту чахоточну с раба божьего (имя рек). Полетите, эти вороны, во чисто поле, спуститесь во синё море, как ключ ко дну”.

От родимца и прочих болезней

“Родимка-злодейка, подлая болезнь, не тронь раба Божья, младенца Алексия. Поди-тко к королю, ко французу. Там кровать тесова, перина пухова, жить добро, спать тепло. А я сколю и зарежу. Аминь”.

От родимца и прочих болезней

“Стану, благословясь, пойду, перекрестясь, из дверей в двери, из ворот в ворота, выйду в чистое поле, пойду далеким-далеко к окиян-морю. В окиян-море бел латырь-камень, на этом камне нет ни крови, ни ольхи, ни опухоли. Так бы и у моего младеня (имя рек) не болело, не тянуло, ни в жилье, ни в суставах, ни в костях, ни в мозгах, ни в буйной голове, ни в горячей крови. Аминь”. Три раза проговорить над младенцем, как он только родится. Тот, кто принимает роды, тот и произносит.